Невзлюбил невестку и построил шедевр: Особняк купца Носова появился в Преображенском из-за семейных раздоров

Недалеко от метро «Электрозаводская», в неприметном районе, куда обычно не заглядывает турист, разместился особняк Носова, который принято считать жемчужиной деревянного модерна.
Мало кто знает, что этот дом был построен из-за того, что его хозяин, купец, владелец тонкосуконной фабрики Василий Дмитриевич Носов, не желал жить под одной крышей со своей невесткой. Об истории особняка рассказывает Ирина Стрельникова, экскурсовод и автор проекта «Совсем другой город».

Стали купцами из Ейска
— Купец Василий Дмитриевич Носов был старообрядцем и принадлежал к самому строгому и радикальному течению в старой вере — беспоповцам, — говорит Ирина. — Его мать, владевшая фабрикой суконных изделий, вместе с четырьмя сыновьями вступила в общину Преображенского кладбища, чтобы получить от настоятеля деньги для расширения производства.
Однако в купеческую гильдию по закону могли входить только православные, другим оставалось мещанство. А мещане несли рекрутскую повинность, платили подушную подать, подвергались телесным наказаниям…
— Носовы нашли выход: запросили гильдейское свидетельство в Ейске, где не было религиозных ограничений. Пол-Москвы было «ейских» купцов, — говорит Ирина Стрельникова.

Питерский Дон  Корлеоне
У Василия Дмитриевича было шесть дочерей и один сын, огорчивший отца: наследник Носова женился на Евфимии Рябушинской, семья которой имела дурную славу. Её дед, хлебный магнат Овсянников, был Доном Корлеоне Петербурга — занимался тёмными делами и имел высокопоставленных покровителей. Его удалось посадить за поджог предприятия конкурентов, однако Овсянникова боялись даже в тюрьме.
— Охрана в тюрьме ему в пояс кланялась, называла по имени-отчеству, таскала ему еду из ресторана, а жил он в отдельной камере, отделанной и обставленной на манер дорогой гостиницы. Пытались с этим разобраться и перевести его в другую камеру — другая волшебным образом оказывалась отделана так же, — рассказывает экскурсовод.
Брат Рябушинской Павел был замешан в махинациях, устроив неслыханный по тем временам рейдерский, как бы сейчас сказали, захват харьковского Земельного банка.
После слуха о том, что банк на грани разорения, его владелец бросился под поезд. Акции банка резко упали, и их за бесценок скупил Рябушинский. Больше пяти голосов у одного владельца акций быть не могло. Тогда Рябушинский оформил акции на своих многочисленных родственников и выкупил два вагона в поезде для поездки на собрание акционеров в Харьков. Там кого-то подкупил, кого-то запугал, кого-то посадил — и заполучил банк.

Современные технологии
Купец Носов не хотел, чтобы девушка из такой семьи стала его невесткой. Сын не послушался. Тогда Носов в 1903 году заказал знаменитому архитектору Льву Кекушеву построить на территории сада деревянную дачу.
Особняк возводили из дерева. Этот материал, по мнению Носова, ускорял строительство, лучше сохранял тепло и здоровый воздух. Купец оборудовал дом самыми современными на тот момент благами цивилизации: водяным отоплением, горячим и холодным водоснабжением. Дом строили в модном тогда стиле модерн. Носов подсмотрел в журнале образец американского коттеджа, но Кекушев всё же создал оригинальный проект в своём стиле.
Из окон особняка открывался живописный вид на Яузу, и для Носовых стало сюрпризом, когда в 1915 году у них под боком началось строительство средневекового дворца —  Московского электролампового завода.

Интерьеры сохранились
Через три года Носовы эмигрировали. Их деревянную дачу национализировали и отдали сначала под детский сад, затем под общежитие, НИИ шерсти. Однако интерьеры начала XX века чудом сохранились до наших дней. Деревянная лестница, камины, мебель, люстры, напольная плитка — практически всё осталось без изменений.
Сейчас особняк — филиал Российской государственной библиотеки для молодёжи, где проходят кинопоказы, литературно-музыкальные вечера, концерты камерной музыки, художественные выставки и мастер-классы.

Яна СОРОКА

Наверх