Он делал добро и боролся с пьянством

5 марта в церковном календаре — день памяти священномученика Николая Розова. Его расстреляли в 1938 году, когда ему было 60 лет. Обвинили отца Николая в контрреволюционной пропаганде, хотя доказательств тому никаких не нашлось, да их и быть не могло. Дело в том, что всю свою жизнь этот священник делал только добро. Потому и держался всегда уверенно, не пасовал ни перед какими испытаниями.
Так было и в 1920-е годы, когда отец Николай служил в сельском приходе, а власти в это время развернули антирелигиозную кампанию. Однажды он с сыном шёл по селу. Стоящая на улице группа молодёжи, увидев священника, стала громко скандировать: «У попа-то рукава-то — батюшки!» На что отец Николай тут же ответил: «У ворот-то дураков-то — матушки!» Услышав ответ, молодёжь одобрительно загудела. Реакция священника и его уверенность располагали к нему даже противников. К тому же люди нередко обращались к священнику при разных бедствиях, таких как засуха или падёж скота. Он совершал крестные ходы, о которых пошла слава как о чудодейственных.
А ещё он был известным в стране борцом с пьянством. В его брошюре, выпущенной в Санкт-Петербурге ещё в 1908 году массовым тиражом, были такие слова:
«Могучие волны водки прокатываются по обширной равнине России, нигде не встречая преград своему разрушительному действию. Катятся волны, захлёстывают города, сёла и деревни; гибнет, захлёбываясь в море водки, русский народ. Ужели мы будем ещё и ещё добровольно нести гнёт этого злого гения нашей Родины? Ужели мы будем продолжать пить, похмеляться и безобразить, а в промежутках между похмельем и пьянством, когда тело устанет от обильных угощений на пьяном пире Горе-богатыря, мы будем спать тяжёлым, кошмарным, пьяным сном…»
Родом отец Николай был из Симбирска, там начинал свою службу, туда возвращался уже в советские годы, много лет служил в храмах Петербурга. А потом оказался в Башкирии, куда был выслан как «социально опасный элемент» и где завершил земную жизнь.

Рубрику ведёт Валерий КОНОВАЛОВ

Наверх