Стас Михайлов: Как Бог даёт, так и пишу. Известный артист поделился самым сокровенным

У Стаса Михайлова есть претензии к журналистам, поэто­му он их не очень жалует и обычно отказывается от интервью. Но на этот раз певец решил сделать исключение. И постарался максимально откровенно ответить на все вопросы.

По натуре — авантюрист
— Вы как-то говорили, что вы по натуре авантюрист. Какой поступок в своей жизни считаете самым авантюрным?
— Я такое говорил? Вы, наверное, что-то интерпретировали по-своему. Хотя, может быть, своего рода авантюра — пускаться в какие-то проекты, незнакомые, новые. Я этого не боюсь. Всё равно публичного человека в обществе оценивают по-разному. Кто-то будет критиковать, а кто-то, наоборот, восторгаться… И он всегда под прицелом прессы. Что бы ты ни делал…

Формула успеха
— Скажите, а как вы пишете свои песни? С чего начинаете?
— Творческий процесс — это таинство. Что-то должно совпасть, сложиться: жизненные обстоятельства, определённая атмосфера сердца, событие какое-то, какой-то миг… Может быть, фраза ключевая… И у меня сразу возникают музыка и стихи. Я не могу писать отдельно стихи. Если я пишу, то пишу с музыкой. Я не продумываю темы: это откуда-то сверху даётся…
— А можно как-то заранее определить: вот эта песня будет популярной?
— Хит просчитать невозможно. Ничего не надо делать специально — надо жить этим, проживать это. Когда мне в начале моего творческого пути пытались навязывать разные образы, я слушал, слушал, а потом плюнул на это всё и перестал слушать. И стал делать не то, что в угоду моде, стилю, а то, что мне ближе по душе. И это обрело жизнь. И я понял: это лучше — делать так, как ты видишь. Но я со временем меняюсь. Если вы возьмёте мои записи 1997 года, то увидите, как они отличаются от того, что я пою сегодня. Мне интересно меняться, мне интересно пробовать. Я всегда говорю так: как Бог даёт, так и пишу.

Немного о спорте
— Как вы относитесь к спорту? Нужно ли поддерживать физическую форму?
— Обязательно. Если я брошу заниматься спортом, меня сразу разнесёт. С утра встал — дорожка, велосипед. Плавать не люб­лю, хотя на юге родился. Никаких диет, о которых пишут. Правильно сочетать белки с углеводами. Правильное питание. Лучше не есть после 18 часов. Вот и весь рецепт.

Публика в зале
— Как складывались ваши отношения с публикой? Всегда ли они были такими гладкими и прекрасными? Есть же люди, которые, например, перестали быть вашими поклонниками.
— Это очень хороший вопрос. На самом деле он философский. Есть такое выражение: от любви до ненависти один шаг. Это не вина артиста, это не вина общества. Самое глупое — начинать ругать общество, людей, которые тебя перестали слушать. Мне кажется — но это моё субъективное мнение, — если ты правильно расставляешь в жизни приоритеты и если у тебя на первом месте Бог, всё остальное в принципе само встанет на места… И человек на сцене — он ведь донор, он отдавать должен, и какую ему оценку сложит общество — это удел общества, и не артисту судить, хорошее общество или плохое. Если это происходит, что тебя перестали слушать, — значит, что-то с нами, артистами, не так, а не с ними. Другое дело, что эпоха одного артиста не будет длиться вечно. Сейчас очень много молодых, талантливых людей, которые начинают жить по-другому, у них мышление совершенно другое, они хорошо ориентируются в современной музыке… Это не значит, что надо говорить: всё, что было до нас, ерунда, а мы хорошие… Да и обсуждать коллег по шоу-бизнесу, вообще обсуждать общество, людей — это некорректно. Не надо ни на ком ставить клеймо никакое, мы не имеем права этого делать. Все люди — разные. Я ровно такой человек, как это общество, потому что родился в простой семье: папа — лётчик, мама — медсестра. Никто не родился в костюме от-кутюр.

Записала Валерия Хващевская

Наверх