Три сестры

20 марта в церковном календаре — день преподобномучениц Марии и Матроны Грошевых, расстрелянных в 1938 году. Они — монахини. И родные сёстры. Была у них и третья сестра — Пелагия, судьба которой тоже иногда переплеталась с житиями святых родственниц, но развивалась всё-таки отдельно.
Разделение это обозначилось ещё в их юные годы. Три молодые девушки из набожной сельской семьи отправились к старцу, чтобы расспросить о своём будущем. Мария, Матрона и Пелагия были готовы целиком положиться на прозорливость старца и спросили его напрямик: «Как нам жить?»
Старец был немногословен. Марии и Матроне он сказал: «В монастырь, в монастырь». А Пелагию озадачил: «В нечестивую семью — замуж».
Так и получилось. В 1909 году Мария и Матрона поступили в Александро-Мариинский монастырь. А вот Пелагию родители выдали замуж за хорошего парня. Да вот только семья его оказалась абсолютно неверующая. Поначалу это создавало немало проблем и даже конфликтов. Но постепенно кротость и терпение Пелагии склонили мужа к вере: он стал ходить в храм и даже петь на клиросе. Их дети тоже пришли к вере. Так что наставление старца дало свой результат.
Когда монастырь закрыли, Мария и Матрона вернулись в село. Жить стали в церковной сторожке. Они служили в храме алтарницами, пекли просфоры, убирали, зарабатывали тем, что стегали одеяла. Их в селе любили. А вот председатель местного сельсовета Василий Языков всячески преследовал. Пытался отнять ключи от храма, но их монахиням помогла спрятать сестра Пелагия.
Через некоторое время Языков своего всё-таки добился. Храм закрыли. Сёстры Мария и Матрона стали ходить на богослужения в другое село, за 15 километров. А когда там арестовали священника, они остались единственными в округе «церковницами», кто мог почитать Псалтирь по умершему родственнику, наставить в вере, в исполнении церковных правил и научить молиться. Вот за это их, по доносу того же Языкова, и арестовали. Отвезли в Таганскую тюрьму, а потом расстреляли на Бутовском полигоне.

Рубрику ведёт Валерий КОНОВАЛОВ

Наверх