Уехал в Москву и не вернулся…: Жизнь поэта Дмитрия Кедрина оборвалась в 1945-м у платформы Вешняки

В феврале этого года отмечается 110 лет со дня рождения Дмитрия Кедрина, автора исторических поэм «Зодчие», «Конь», «Ермак», драмы «Рембрандт», множества замечательных стихотворений, в том числе «В Перово пришла подмосковная осень». Он погиб через четыре месяца после окончания войны — в Вешняках, неподалёку от платформы. Поэту было 38 лет. О загадке жизни, творчества и смерти Дмитрия Кедрина «ВО» рассказала его дочь — литературовед, переводчица, поэтесса, автор книги об отце Светлана Кедрина.

Происхождения не скрывал
В конце 1930-х годов, когда писателя Алексея Толстого в очередной раз назвали красным графом, он возмутился: «Почему только я? У нас и другие литераторы дворянского происхождения имеются». — «Это кто, Алексей Николаевич?» — «Да вот Дмитрий Кедрин, поэт».
Дед Дмитрия Кедрина по матери — польский шляхтич Иван Иванович Руто-Рутенко-Рутницкий. В 1907 году его младшая дочь Ольга вне брака родила мальчика, которого — чтобы дать ребёнку фамилию — усыновила её старшая сестра Людмила, она была замужем за офицером в отставке Борисом Михайловичем Кедриным.
Из своего происхождения Кедрин никогда тайны не делал.

Посадили за недоносительство
Не скрывал он и другие обстоятельства. Так, в 1931 году, переехав в Москву из  Днепропетровска, поэт указывает в анкете, что недавно вышел из тюрьмы.
— Отец его друга — белый генерал — жил в Чехо­словакии и прислал сыну в Днепропетровск в качестве сувенира старинное оружие. Кедрин не побежал доносить о посылке — это сделали другие — и получил два года, правда, отсидел меньше — 14 месяцев.
В Москве Дмитрий Кедрин постоянной работы не нашёл. Устроился в многотиражку Мытищинского вагоностроительного завода. Семья перебралась в Черкизово — посёлок недалеко от станции Тарасовка по Ярославской железной дороге, в маленькую комнатку без удобств.

«Ты ещё об этом пожалеешь!»
Недоносительство — точнее, отказ от предложения «стучать» на знакомых — стало одной из причин трагедии, случившейся в середине  сентября 1945 года недалеко от станции Вешняки, считает дочь поэта.
— В начале осени к нам в Черкизово приехал один из давних — ещё по Днепропетровску — знакомых отца, не хочу называть его фамилию. Начался их разговор спокойно, но через некоторое время отец распахнул дверь и спустил гостя с крыльца. Тот упал, а вставая и отряхиваясь, произнёс: «Ты ещё об этом пожалеешь!» По всей видимости, приятель, сотрудничавший с органами госбезопасности, предложил присоединиться и папе, но получил от ворот поворот.

Выбросили из электрички
А спустя несколько дней — 15 сентября — Кедрин поехал в Москву и не вернулся. На следующий день Людмила Ивановна бросилась его искать. Через три дня в морге недалеко от «Бауманской» ей показали фотографию избитого человека, она узнала мужа. Его выкинули из электрички недалеко от платформы Вешняки, рёбра и кости сломаны. Когда его нашли, он был ещё живой, но до больницы довезти не удалось: умер.
Как Кедрин попал на Казанскую ветку вместо Ярославской? Кто на него напал? За что его избили? — прямых ответов на эти вопросы нет до сих пор. А косвенных, по мнению дочери поэта, предостаточно.
Могила поэта находится на Введенском кладбище в Лефортове. Под трёхсотлетним дубом стоит памятник из лабрадора: поставили вскоре после похорон за счёт Союза писателей.

Кабинет за ситцевой занавеской
Память об отце для Светланы Дмитриевны связана с его письменным столом. Чёрный, обитый дерматином, с фигурными ножками и выдвижным ящиком, он стоит у неё в квартире в Авиационном переулке.
— Стол купили в 1936 году в Черкизове, кабинет отца был за ситцевой занавеской. Мама подарила ему мраморный чернильный прибор. Справа папа поставил портрет Бунина, слева лежала стопка бумаги. За этим столом отец написал всё своё самое лучшее.

Марина МАКЕЕВА

Наверх